Posts tagged ‘Ректор Российско-Армянского (Славянского) университета’

September 28, 2009

“Не надо спорить с Достоевским. У него е…


“Не надо спорить с Достоевским. У него есть мысли посильнее…”

Армен Дарбинян
Член-корреспондент Национальной Академии Наук Республики Армения, доктор экономических наук, профессор, действительный член Российской Академии естественных наук. С 2001 года Ректор Российско-Армянского (Славянского) университета.

В начале нашего интервью Армен Размикович вспомнил афоризм Федора Михаиловича Достоевского о вине. «Вино скотнит и зверит человека, ожесточает его и отвлекает от светлых мыслей, тупит его». На наш вопрос каково его мнение о данном , не столь лестном изречении великого писателя о вине, господин Дарбинян дал свой ответ, однако решил не спорить с гигантом русской мысли.
-Еще вчера, дав согласие на интервью, я попытался кое-что проанализировать на счет вина и заметил, например, что Толстой и Достоевский, очень негативно относятся к вину и называют его источником всех пороков человечества. Но я убежден, во всем должно присутствовать чувство меры, а Достоевскому оно, мне кажется, как раз немного изменяло. Он также любил играть в казино, и чувство меры ему отказывало и там, он проигрывал очень часто. И даже если негативное мнение о вине и было высказано таким великим человеком, здесь его проблема была в чувстве меры.
Поэтому я не согласен с Достоевским и Толстым, но учитывая их величие, не могу придумать какой-нибудь свой афоризм. Было бы неприлично спорить с этими гигантами на тему вина. С ними надо спорить на другие темы, в которых они были сильны.
– Армен Размикович, у Вас не часто встречающийся в жизни союз физика и лирика. Откуда у экономиста и политика такая увлеченность музыкой и стихосложением?
– Ну во-первых я бы очень хотел быть физиком, но мало чего в этом понимаю, это самая слабая часть меня, я не физик на самом деле – не в широком и не в узком смысле этого слова. Думаю , что я больше лирик, даже могу сказать , я абсолютный лирик и всегда был таковым и считаю, что внутренняя свобода, которая присуща лирикам, помогает мне по жизни. Лирик –значит творчество, творить и быть в состоянии творчества каждый день , всегда, и даже не просто творить, но и парить! И сегодня тот налет «физика», который у меня раньше был, напрочь исчез. Почему? Потому, что сегодня я нахожусь в атмосфере духовности, науки культуры. Да, для многих моих соотечественников я представал в роли «физика», но это абсолютно искаженная картина, они просто меня не знали. В жизни, однако, бывают ситуации, когда, может быть, нужно притворяться «физиком». То, что многие знают меня как «физика» – это значит, что я очень хорошо маскировался.

– Три года как Вы член Форума Молодых Глобальных Лидеров. Что дал вам этот опыт, и как воспринимается Армения на мировом уровне лидерства?
– Всемирный Форум Глобальных Лидеров – это действительно круг людей, добившихся в жизни каких-то высот и имеющих возможности и способности делиться своими достижениями в соответствующих странах и обществах, в которых они живут. Это дало мне возможность контакта с новыми людьми, более широкого общения в формате конференций, в том числе на Давосском международном форуме. На счет того, как Армeния воспринимается в среде глобальных лидеров , могу сказать, что она не занимает центральное место в их мировоззрениях. Очень часто, в подавляющем большинстве случаев Армению не знают, не представляют, что мы такое, что мы хотим и куда мы идем.
– У Вас богатый послужной список, от начальника управления до Премьер-министра Республики Армения. Вы не жалеете, что ушли из экономики, политики и стали сеять разумное, доброе, вечное?

– Никогда не жалею и не жалел ни о чем, всегда все делал осознанно и под свою ответственность. Иногда говорят, а если бы был шанс возврата назад, чего бы я не сделал? Знаете, я сделал бы все тоже самое, но лучше. Но я не жалею ни и том, что вошел в политику , ни о том, что по мнению многих «вышел» из нее.
– Вам нравится сегодня быть педагогом и наставником в ранге ректора?
– Сегодня я еще не ощущаю себя педагогом. Могу лишь назвать себя старшим наставником своих студентов. Педагог – это очень высокое звание и не каждый практикующий преподаватель его достоин. Поэтому может через лет сорок в энциклопедиях напишут , что я педагог, хотя, вряд ли…. В качестве наставника – человека, прошедшего определенный путь, конечно, мне есть, чем поделиться и есть, что сказать, но самое важное, мне кажется – это личный пример. Мне очень важно , чтобы в лице своего преподавателя мой студент видел не просто человека науки, не просто человека, который имеет какие-то знания и пытается их в физическом объеме «перенести» в другую голову, но человека, который достиг чего-то в жизни и является успешным, более того, излучающим успех. Это очень важно. Не скрою, что тяжело смотреть на преподавателей, может быть и заслуженных, с многолетним опытом работы, которые нуждаются в элементарных материальных благах. Это не их вина. Это вина целой системы, других приоритетов. Мы не должны допускать, чтобы наш преподаватель
нуждался бы в чем-то. Наставник, который нуждается в чем-то по жизни, я имею в виду самые естественные нужды, не может быть наставником. У него не получится, потому что студент до конца не будет верить человеку, который находится в нужде и не будет серьезно, к сожалению, относиться ни к предмету, ни к этому человеку.
– В чем Вы видите проблемы нашего образования?
– Сплошь и рядом в аудитории входят люди, которые привносят в них свои личные проблемы, являющиеся настолько самодовлеющими, что, порой, они становятся самыми главными. В этом кроется постыдное явление коррупции в школах , в ВУЗ-ах – это результат того, что преподаватель заходит в аудиторию со своим личным «грузом», и поэтому, а может быть и именно поэтому, я считаю исключительно важным свой личный преподавательский опыт в том числе. Я пытаюсь, и это у меня неплохо получается. Даже если у меня и были какие-то проблемы, я могу всегда притвориться очень успешным человеком. И, кстати говоря, частично это и есть так. Не жалуюсь, я успешный человек.
– Российский Университет в Армении – не сложновато? Все-таки, мы живем, без малого, почти в мононациональной республике .
– Я считаю абсолютно важным для любого народа, для любой страны, особенно дня мононациональной страны, равное владение еще каким-то языком, потому что, вы знаете, были у нас в начале независимости какие-то иллюзии, что нам удастся накормить не только себя , но и весь мир армянской минеральной водой «Джермук», которую, мы, кстати , до сих пор не ахти как продаем за рубежом. У нас были иллюзии и о том, что скоро весь мир заговорит на армянском языке и начнет заниматься нашими вопросами. Мы будем интересны миру нашими проблемами, но это абсолютно не так. Сегодня это стало понятным. Но, к сожалению, за эти 17 лет мы успели очень многое разрушить и, кстати, мы разрушили двуязычие в нашей стране, и это я считаю абсолютно глупой политикой, которая сегодня – факт.
Однако, среди стран бывшего СССР есть такие, которые пошли совершенно иным путем. В Казахстане, например, Президент официально заявляет о том, что это страна победившего двуязычия и ставит задачу стать страной трехязычия. Вы не встретите сегодня казахского министра, который не говорит на трех языках. Это молодые высокообразованные ребята. Это пример. Сегодня многие грузинские министры тоже, как минимум двуязычны, я имею в виду тоже молодых. Вот вы говорите – русский университет в Армении, не трудно ли? Конечно трудно, было еще более трудно 10 лет назад , когда мы только создавались. Сегодня легче, потому что мы уже своим классом и авторитетом и возможностями создали интерес , возродили интерес к русскому языку, и дали шанс профессионалам, которые остались не у дел, после того как закрылись русскоязычные образовательные учреждения. Сегодня эти кадры уже востребованы, и у нас постоянный, довольно высокий, конкурс для поступления в университет.

– Имеете привычку иногда оглядываться назад, чтобы проанализировать какой-то этап жизни, внести поправки, выверить свой курс в перспективе?
– Нет, я никогда не оглядываюсь назад, более того, я очень быстро все забываю. Потом мне начинают напоминать разное, но мне это уже абсолютно не интересно. Это где-то может и мешает и даже граничит с дискомфортом и опасностью, потому что бывали случаи, когда я подходил к человеку по-доброму , но видел какую-то опаску с его стороны. А потом оказывалось, что лет 10 назад я перекрыл ему какой-то «краник» или «винтик». Но я перекрыл не потому, что я его не любил, а потому что есть закон, есть приличия. Конечно, накапливается некий архив (у меня, например, очень большой фото-и-видео-архив) , но он находится в абсолютно дезорганизованном состоянии. А себе желаю, чтобы он всегда был дезорганизованным, потому что его некому организовывать кроме меня, а если я начну организовывать свой архив, это означает, что я перестану жить. Я иду вперед, мне не интересно что было там, даже если там были ошибки. Я расту, я это чувствую. Вот как только я перестану расти и у меня появятся сомнения в том, правильно ли я живу, может быть тогда я начну оглядываться.
– Говорят, что Вы любите посидеть за чашкой чая со студентами. Это какие-то конкретные лица, есть отбор, или кого Бог принес?
– Я очень люблю общаться со студентами, выслушивать их и помогать. Довольно часто они, и это им свойственно и нормально, заблуждаются, методом проб и ошибок пытаются найти правильный ответ на волнующие их вопросы. Я с большим удовольствием с ними встречаюсь, но не потому, что я считаю себя знатоком каких-то вопросов. Какие-то ответы у меня, конечно, есть. Но встречи эти носят, может, скорее эгоистический характер, потому что мне сегодня нужны их заряд, их энергия, я получаю массу удовольствия от общения с ними. Каждый студент может со мной встретиться, но с кем общаться лично мне, это я сам выбираю. Выбираю как? Я преподаю всем, и я знаю всех своих студентов, и в этом отношении я выбираю общение с теми, кто мне интереснее.

a fragment from an interview
Robert Georgadze
Victoria Aleksanyan

Advertisements